Rambler's Top100
Новости Объявления Отдых Справочная Орловщина ОГТРК
Новости дня Комментарии Пресс-обзор Пресс-анонс Наш человек в...
Комментарии
Президента попросят о протекции для сельского хозяйства
Интервью губернатора Орловской области Егора Семеновича Строева
Выступление Е.С.Строева на церемонии закладки камня в основание памятника А.П.Ермолову
Выборы в областной совет: в чем интрига?
Орловская область не осталась без Строева. Его лишился Совет Федерации
Владимир Ермаков "Путешествие из Китеж-града в Петушки, или Русская история в поисках своего смысла"
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева по поводу реформы Совета Федерации
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева ОГТРК. 9.06.2000г.
Открытое письмо главе администрации области Е.С. Строеву
Памятные знаки беспамятства
Выступление на заседании правления ассоциации экономического взаимодействия областей "Черноземье"
"Мы сегодня так и не знаем, живем ли мы по Конституции"
Интервью Е.С. Строева в "Парламентской газете" от 29 декабря 1999 г. № 247
2000 год: перспективы орловской экономики

Справочная
Здесь Вы можете ознакомиться с гостиницами города Орла, узнать "горячие" телефоны, сориентироваться в ценах Орла.



Не насилуйте народ грязными технологиями.<br>Интервью Е.С. Строева в "Парламентской газете" от 29 декабря 1999 г. № 247

Стало уже хорошей традицией, когда Председатель Совета Федерации Егор Строев периодически встречается с руководителями парламентских средств массовой информации. Последняя такая встреча состоялась в самый канун Нового, 2000 года, Егор Семенович отвечал на вопросы главных редакторов: “Парламентской газеты” - Леонида Кравченко, журнала “Российская Федерация сегодня” - Юрия Хренова и ведущей телепрограммы “Федерация” - Ирины Масловой.

Власть унизила себя

Перед началом встречи Егор Строев сделал заявление. Уходящий год, сказал он, я считаю в своем роде “романтичным”. Страна вступила в него, если вы помните, после объявленного ей дефолта. Многие деятели в мире, начиная с небезызвестного Збигнева Бжезинского, пророчили России самое худшее. Они уверяли, что она уже никогда больше не встанет с колен и расколется на несколько кусков.

Прошло не так уж много времени, и порушенная страна, как Феникс из пепла, встала, начала возрождаться. Без какой-либо посторонней помощи, без пресловутых международных кредитов. Как не раз это бывало в ее истории, Россия поднялась благодаря самоотверженности своего народа, благодаря накопленному им тысячелетиями генному потенциалу по самосохранению. А проще говоря, Россия поднялась за счет регионов, которые не только перестали сокращать объемы промышленного и сельскохозяйственного производства даже в условиях жесточайшей засухи (какой не было почти сто лет), но, наоборот, начали их наращивать, повышать жизненный уровень людей, увеличивая им, пусть и понемногу, ту же заработную плату. Сужу по своей Орловской области. Зарплата промышленных рабочих возросла у нас в 1,8 раза и обогнала инфляцию. Не хуже обстоят дела и во многих регионах страны, где темпы роста производства составили от 6 до 24 процентов валового внутреннего продукта.

Таким образом, пророчество международных и доморощенных аналитиков всех мастей о том, что Россия не выдержит дефолта и развалится, оказалось, мягко говоря, несостоятельным. Конечно, — и об этом тоже надо прямо сказать,— народу это обошлось дорогой ценой. Все мы являемся свидетелями безудержного роста цен на самые что ни на есть ходовые товары и продукты. Есть области и республики, где не выплачиваются детские пособия, не увеличиваются размеры нищенских пенсий (хотя законом по индексациям пенсий это и предусмотрено).

Да, дефолт больно ударил по народу. Но, заметьте, не по власти. Власть, по крайней мере многие ее представители, как жировала, так и продолжает жировать.

Это тоже правда. Горькая, но правда. Именно эти представители власти постарались использовать прошедшие недавно выборы в Государственную Думу для того, чтобы сохранить свое влияние в стране. Казалось бы, обыденная, если не сказать рутинная, работа, которой является избирательная кампания, превратилась вдруг во второе, после перенесенного народом дефолта, всеобщее потрясение. И хотя Россия не была готова к такой “черной” кампании, ее начали, простите, насиловать грязными избирательными технологиями, выворачивать наизнанку душу народа. Все было пущено в ход. Порой казалось, что мы стоим на грани гражданской войны.

И вот сегодня одни празднуют победу, другие, напротив, — поражение. А некоторые пошли дальше: они говорят, что совершилась медленная тихая революция. Ни больше ни меньше. Категорически не согласен с таким утверждением. Никакой революции не произошло. Россия устала от революций, от войн, от тех или иных противостояний. А произошло, на мой взгляд, то, что власть в очередной раз унизила себя, ткнула себя, образно говоря, носом в грязь, еще раз показала, что она не смогла подняться выше собственных политических пристрастий и эгоистических устремлений, не захотела стать интеллектуальной, нравственной властью, достойной уважения людей, заботящейся о судьбе страны, ее будущем.

Никому не следует забывать, что только в связи поколений можно определить завтрашнее лицо нынешней России. И не надо никого пугать тем, что Россия пойдет назад. Такого никогда не случится. В завтрашнюю Россию мы пойдем с социально ориентированной рыночной экономикой, с гражданским обществом, институты которого вместе с самой же властью будут решать назревшие вопросы. И это понимают все больше людей у нас в стране, что, собственно говоря, показали и прошедшие выборы в Госдуму. Народ постепенно прозревает и потому голосовал в своем большинстве за самое главное: стабильность, созидание, сохранение России как великой державы.

Кто-то теряет, кто-то находит

- Егор Семенович, трудно переоценить роль Совета Федерации в налаживании взаимодействия всех ветвей власти, преодолении пагубных для страны последствий системного кризиса. Не могли бы вы хотя бы вкратце рассказать о том, что верхней палате парламента конкретно удалось сделать за прошедший год работы?

- Всего за год Советом Федерации одобрено около трехсот законов, из них один - конституционный. Мы первыми забили тревогу, когда увидели, что государство уклоняется от эффективного управления своей собственностью, и добились повышения его роли в условиях рыночных преобразований, поддержке отечественного товаропроизводителя (это было отражено отдельной строкой и в бюджете на 2000 год).

Кстати, о бюджете. Он впервые был принят до наступления нового года. Беспрецедентный случай в практике российского парламента. Да, бюджет слабый. Наверное, он не один раз будет корректироваться. Но бюджет нужен в первую очередь регионам. Кому-то, может быть, было бы и лучше, если бы мы его не утвердили. Легче было бы бесконтрольно транжирить госсредства. Но этого, к счастью, не случилось. Хотя, замечу, в специально принятом постановлении по бюджету Совет Федерации недвусмысленно указал на те серьезные недостатки, которые содержит бюджет. И не только указал, но и определил конкретные направления, которые будут учитываться при его последующей корректировке.

В актив Совета Федерации можно отнести и решения, принятые по материальной поддержке ветеранов Великой Отечественной войны и труда, многодетных матерей, пенсионеров, военных. Словом, несмотря ни на какие бури и те, с позволения сказать, карканья, которые предрекали ослабление роли Совета Федерации как законодательной структуры власти, работающей на стабильность в стране, верхняя палата парламента проявила завидную сплоченность и твердость в отстаивании нужд людей, их запросов и чаяний. Она еще раз доказала, что является тем единственным государственным органом, который самые сложные и противоречивые вопросы решает взвешенно, без какого бы то ни было политиканства, с учетом перспективы социально-экономического развития страны и не расползается по политическим лагерям.

- Помнится, перед началом выборной кампании в Госдуму вы, Егор Семенович, скептически отнеслись к стремлению некоторых губернаторов создавать предвыборные блоки, принимать участие в их работе, справедливо усматривая в этом неправомерный перенос центра тяжести решения тех или иных насущных для страны проблем из стен Совета Федерации на поле политических баталий партий, движений, что, естественно, не шло на пользу самой верхней палате парламента. Вы по-прежнему придерживаетесь этой точки зрения, зная уже результаты выборов в Госдуму?

- Право каждого руководителя региона - ставить перед собой те или иные цели и добиваться их. Передо мною, например, всегда стояла и стоит одна задача: как повысить эффективность экономики и на этой основе улучшить жизнь своих людей. На днях в нашей области открылся новый аэропорт и первые “боинги” уже начали садиться на орловской земле. А это значит, что оживится международная торговля, взаимовыгодное сотрудничество с другими странами.

Что же касается блокостроителей, то они мало что приобрели в избирательной кампании. И для себя, и для людей. Больше потеряли. Прежде всего авторитет в глазах людей. Да и немногие из них пойдут в Госдуму. Просто они старались поддержать те политические силы, которым по тем или иным причинам они симпатизировали.

В целом же я считаю, что новая Госдума будет более взвешенной, конструктивной, если хотите, центристской, без своих радикальных, так сказать, крыльев. Поэтому тем, кто рассуждает сейчас о том, что Дума станет теперь проправительственной, так как многие избиратели проголосовали за блок “Единство” (его еще называют “Медведем”), хочется сказать: не спешите с выводами, основываясь лишь на арифметических выкладках. “Медведя” сколачивали наспех, собирали в него, что называется, по сусекам. Как в свое время создавали и канувший в Лету НДР. Но в НДР, вспомните, вошли все главы администраций регионов, поэтому его претензии на проправительственную партию были в той или иной мере обоснованны. И все равно она растаяла как белый дым. А “Единство”, повторяю, собирали в спешке, и оно не сразу сможет сыграть свою роль в жизни страны.

Не всякое лыко в строку

- Недавно Совет Федерации провел “круглый стол”, на котором обсуждались проблемы конституционной реформы в стране. Скажите, Егор Семенович, какие изменения необходимо внести в нашу Конституцию еще до начала предстоящих выборов президента России?

- Думаю, что до президентских выборов мы уже ничего не сможем изменить. Слишком мало времени осталось до них. По существу же вопроса хочу сказать следующее. Мы создали в стране каркас власти, но не систему, что и не позволяет установить взаимоконтроль всех ее (власти) ветвей В итоге мы наблюдаем порой удручающую картину, когда президент страны не может воздействовать на безобразия, которые творятся в той же Чечне, потому что тамошний лидер закусил, что называется, удила и жаждет полной самостоятельности. Появляются регионы, которые не хотят платить в федеральный бюджет, уповая на свою самодостаточность и забывая, что в эту самодостаточность вложены усилия всех народов Советского Союза. В регионах часто принимаются законы, которые противоречат федеральным Громогласно объявляем, что строим федеративное государство, а на практике никак не разберемся, какое оно у нас в действительности - унитарное или конфедеративное...

Так вот пока не создана целостная система власти, а создан, повторяю, только ее каркас, рано или поздно он даст трещину, как тот футбольный мяч, по которому много времени сильно били. Вот все удивляются: почему за год сменилось в стране несколько (!) правительств; почему Счетная палата вскрывает все новые и новые грубейшие нарушения финансовой дисциплины, а на них никто не реагирует — ни прокуратура, ни суды, ни милиция, ни Федеральное Собрание; почему махинаторы из фирмы “Голден АДА” украли из страны бриллиантов на 180 миллионов долларов, и ничего - все покрыто мраком: и деньги не возвращены, и виновные в преступлении не сидят в тюрьме? А удивляться тут нечему. Просто наша Конституция еще несовершенна, она требует серьезной доработки. В нее необходимо внести поправки, которые могли бы создать - подчеркну это еще раз - целостную систему власти. Но вносить эти поправки надо постепенно, совершенствуя существующую Конституцию эволюционным путем, чтобы не вовлечь общество в новый раздрай, не ввергнуть народ в очередную революцию.

Лично я выступаю за президентскую власть, которая была бы способна останавливать безобразия там, где нарушаются федеральные законы и целостность государства. Выступаю за сильное Федеральное Собрание, которое имело бы право контроля и воздействия на любого чиновника в стране, который преступает законы и нарушает финансовую дисциплину, а попросту говоря, ворует. Я за сильную исполнительную власть, которая, извините за такое сравнение, как та рабочая лошадь, сутками пашет, но и имеет действенные рычаги влияния на положение дел в стране. Наконец, я обеими руками голосую за местное самоуправление. Но не то, которое мы имеем сегодня, когда рядом с губернатором области есть еще мэр областного центра - крупнейшего города-миллионника, который и по численности, и по размеру бюджета иногда больше, чем весь регион. И вот они, губернатор с мэром, борются между собой, как два нанайца, доказывая окружающим, кто из них сильнее. А сними с них одежду, и увидишь, что они оба в одном лице - государственного человека, поставленного делать все для того, чтобы людям жилось лучше. И борьба между ними ничего, кроме вреда, региону не приносит.

Вот почему я за то, чтобы строить местное самоуправление снизу, как это было в земском движении. Оно должно идти параллельно исполнительной власти, которая, как известно, спускается по вертикали сверху вниз и должна отличаться особой жесткостью, властностью. Именно в этом случае общественный независимый контроль, с одной стороны, и исполнительная власть - с другой, сочетаясь и дополняя друг друга, способны эффективно решать любые вопросы региона, какими бы сложными они ни были. Именно тогда появится система власти, взаимно подконтрольная и поддающаяся развитию. А главное, власти придется тогда начинать работу с выработки стратегии социально-экономического развития государства и общества. И уже на базе этой стратегии будет создаваться федеральный бюджет как своего рода финансовое обеспечение самой стратегии развития. А затем пишутся законы, издаются распоряжения, указы, которые быстро и мобильно реализуют те или иные направления социально-экономического развития страны. Убежден, что мы подошли именно к такому этапу конституционной реформы. И не надо на действующую Конституцию смотреть, как на хрустальную вазу, с одной мыслью: как бы ее не разбить. Разбивать ее не надо. Надо сделать ее еще более красивой. И нужной, полезной народу, а не декларативной.

Конец великой растащиловке

- Каждый вновь приходящий премьер старался, как правило, понравиться прежде всего верхней палате парламента. Есть ли какие-то особенности в отношениях нынешнего председателя правительства Владимира Путина и Совета Федерации?

- Во-первых, премьер - не дама, которая должна всем нравиться. Та дама, которая всем нравится в должности премьера, - она обычно никому не нужна. На премьера все смотрят как на человека, облеченного высокими полномочиями и отвечающего за конкретные дела в стране. А потому премьеры приходили в Совет Федерации не для того, чтобы всем понравиться, а прежде всего найти поддержку и понимание. Не стал исключением тут и Владимир Путин. Но в отличие от некоторых других премьеров он не только слышит то, о чем мы говорим на Совете Федерации, но и видит те проблемы, которые горячо обсуждаются сенаторами. Поэтому на сегодня у нас с Владимиром Владимировичем сложились нормальные, рабочие взаимоотношения. А особое уважение вызывает он у членов Совета Федерации за то, что занял твердую, принципиальную позицию по ситуации в Чечне; что выступает за повышение роли государства в рыночной экономике, развитие оборонной промышленности; за то, что открыто признал: аграрный комплекс в стране оказался брошенным на произвол судьбы (120 млн. га пахотной земли, и ни одного тракторного, комбайнового завода нет); что пора перестать надеяться на помощь с Запада, а засучивать рукава и самим выводить экономику из кризиса. Именно умение Владимира Путина открыто признавать наличие болевых точек в жизни страны, думаю, и вызывает у членов Совета Федерации уважительное отношение к нему.

- Да, Владимир Путин действительно показывает себя решительным политиком. Народ видит, что своими действиями и поступками он стремится вернуть России ее былое величие, утраченный ею авторитет на мировой арене. Но посмотрите, как болезненно воспринимается все это на Западе. Там совершенно иная реакция на политику премьера. Получается, что Западу не нужна сильная, независимая Россия. Подтверждение тому - та разнузданная, необъективная критика России за проводимую в Чечне антитеррористическую операцию. Ваш комментарий, Егор Семенович?

- Какой тут может быть комментарий! Думаю, что каждому россиянину, мало-мальски разбирающемуся в том, что происходило в стране за последние десять лет, ясно: Россия сама приучила себя быть послушной исполнительницей воли Запада. Вспомните, с чего начали реформы в стране Егор Гайдар и Геннадий Бурбулис. Они посадили рядом с собой в Кремле и на Старой площади американских советников и те указывали, как нам поступить в той или иной ситуации. Как, к примеру, переходить к рынку, проводить приватизацию, забирать в собственность. И началась великая растащиловка, продажа задаром всего и вся, расцвела пышным цветом коррупция, пошел во власть криминалитет. Вместо того чтобы возмутиться преступными советами, власть кланялась в ноги заокеанским стратегам за “помощь” и щедро их вознаграждала. И вдруг наступил момент, когда у России прорезался, как говорится, свой голос. Она вспомнила, что она хотя и урезанная наполовину, но большая страна, располагающая гигантскими природными ресурсами, огромным интеллектуальным потенциалом, самобытной культурой, тысячелетней историей. Вспомнила и не захотела, чтобы ее растащили на восемь самостоятельных государств, решила сохранить себя на основе международного права как целостное, неделимое государство.

И что же, сразу возникла негативная реакция Запада. Западным политикам непонятно: если Югославию можно было бомбить всей мощью НАТО, не спрашивая на то ни у кого разрешения и не объясняя, зачем и почему надо бомбить, то почему бы не применить эту силу у нас в Чечне? При этом они хорошо осведомлены, что в этом регионе России процветала работорговля, убивали тысячами граждан независимо от их национальностей, страдали от набегов бандитов соседи - жители Ставрополья и Краснодарского края, Дагестана, где уже начали создавать свои воинские формирования, чтобы защитить ни в чем не повинных людей. (В Кабардино-Балкарии такое воинское формирование, например, состояло из девяти тысяч человек.)

Зараза сепаратизма переметнулась и в такую мирную республику, как Карачаево-Черкесия, где 43 процента населения — русские. Дело дошло до того, что народы пошли стеной друг против друга... По сути, мы видели, как началось открытое отторжение от России всего Северного Кавказа. Естественно, в этой ситуации нам ничего не оставалось, как всеми мерами, в том числе и военными, остановить международный терроризм, бандитизм, работорговлю, убийства людей. Вот тут-то, повторяю, и раздался окрик из-за океана - не сметь! И хорошо, что мы не испугались, как это не раз случалось раньше, а, напротив, прямо заявили: мы делаем все, чтобы в Чечне не пострадало мирное население, была восстановлена мирная жизнь на всем Северном Кавказе. В то же время не позволим и бандитам второй раз вернуться и расправиться с теми людьми, которые хотят жить вместе с Россией в едином и неделимом государстве.

Шилом моря не нагреешь

- Хотелось бы, Егор Семенович, чтобы вы коснулись еще одной больной для нас темы: отношения властей бывших республик Советского Союза, а ныне независимых государств, к нашим соотечественникам, проживающим на их территориях. Не везде к ним относятся благосклонно. Что тут может сделать Россия, чтобы изменить ситуацию? Может быть, прибегнуть к экономическим санкциям?

- Никаких санкций вводить не надо. Требуется лишь политическая воля властей защищать свой народ, который не по своей вине оказался за пределами России. Есть два пути решения вопроса: переселить всех в Россию или укреплять русскую диаспору в странах, как мы говорим, ближнего зарубежья. Не трогая, не разрушая тот образ жизни, к которому они давно привыкли. Я склоняюсь ко второму варианту. Ведь русские в Молдавии живут с петровских времен, в Прибалтике - со времен Ивана Грозного. Разве они не граждане этих республик? Конечно же, граждане, как гражданами являются, к примеру, русские первой и второй волны эмиграции, проживающие сейчас во Франции. Кстати, президентом Академии наук Франции избрана женщина с русскими корнями, прекрасно владеющая русским языком, которая собирается приехать по приглашению Совета Федерации в Россию.

Спрашивается, почему же таких цивилизованных отношений к нашим соотечественникам нет на просторах бывшего Советского Союза? Думается, потому, что болезнь суверенитета настолько охватила некоторые государства, что кроме беды она народам ничего не приносит. Значит, России надо открыто и прямо поддерживать своих людей. Каким образом? Конечно, не так, как это делалось до сих пор: уговорами. Шилом моря не нагреешь. Действовать надо по-иному. Скажем, Молдавия задолжала нам за газ, нефть и другие ресурсы около 800 миллионов долларов. Мы отсрочили часть этой суммы. Сейчас они решают, как рассчитаться с долгами. И тут мы должны открыто сказать властям Молдавии: отсрочивая долги, надеемся, что наши соотечественники (а они составляют половину населения республики) будут уютно себя чувствовать в стране. Откройте для них русские школы, не меняйте азбуку, дайте возможность им жить свободно и независимо, как любому другому гражданину в вашем государстве. Будем развивать торговлю между нашими странами, ездить друг к другу в гости. Уверен, что к нам прислушались бы. А если нет, то потребовать платить исправно долги и в полном объеме. Думаю, что президент Молдавии Петр Лучинский, бывший член Политбюро ЦК КПСС, сидевший рядом со мной на его заседаниях, пошел бы нам навстречу.

Так же открыто надо заявить и прибалтийским странам: если не измените своего отношения к русским, нам придется принимать свои меры. Например, все грузы России, которые идут сегодня через Прибалтику, разгружаются в ее портах и мы платим за это ежегодно полтора миллиарда долларов. Но достаточно в Луге под Санкт-Петербургом построить один-два терминала, израсходовав на это около 500 млн. долларов, и полтора миллиарда долларов ежегодно будет оставаться у нас в России. И та же, к примеру, Эстония сразу теряет 45 процентов своего бюджета.

Можно пойти еще дальше: создать в Ленинградской области нефтяной терминал и всю северную нефть направить не через прибалтийские и скандинавские страны, а через глубоководный порт бухты Батарейной, и мы еще в два-три раза больше выиграем для своей экономики. И это будут не экономические санкции. Это будет экономическая защита российских интересов в полном соответствии с нашими законами и международными правовыми нормами.

Экономическая защита российских интересов должна проявляться и в других государствах. Мы знаем, например, что Грузия жила безбедно не без помощи России. Нынешние выпады Грузии против российской государственности не украшают ее. Тем более что Грузия и по вере близка к России, и по историческим корням, да и по мудрости грузинского народа, который давно объединился с нашей страной. Не случайно князь Багратион, сражаясь на Бородинском поле, будучи раненным, первое что спросил: а Москву вы не сдадите? Он ведь боялся не просто за Москву, он защищал российскую государственность.

Вот и мы, защищая русскую диаспору, русский народ в странах ближнего зарубежья, должны защищать и уважение к нашему государству и нашему народу. И тогда без политиканства, спокойно мы можем создавать и единое таможенное пространство, и валюту единую вводить, и самобытную культуру народа сохранять, в каких бы странах он ни проживал. И Россия станет тогда не матерью, не старшим братом, а уважаемым государством, которое живет и работает в конгломерате со всеми народами этой части нашей планеты.

- В этом смысле Союз Белоруссии и России - первая ласточка? Он, этот Союз, на ваш взгляд, будет прирастать?

- Это не просто ласточка. Это прорыв прежде всего в общественном сознании самой России, Именно у нас в стране отдельные политические силы особенно рьяно сопротивлялись подписанию такого Союза. Нельзя забывать, что Белоруссия никогда не была в Советском Союзе дотационной республикой. Наоборот, она, если уж говорить откровенно, кормила многие сибирские и закавказские регионы. Сейчас, правда, у нас с ней разные скорости осуществления экономических реформ, разные Конституции. Но дорогу, как говорится, осилит идущий. Впереди у нас создание общего Парламента, которое начнет принимать законы. Вслед за законами, смотришь, появятся и исполнительная власть, и президентская. И мы создадим единое государство. В стратегическом плане для России это прорыв на Запад. Лучше оберегать свои границы под Брестом, чем под Москвой. За это наши дети и внуки скажут нам только спасибо.

Так победим!

- Егор Семенович, заканчивается двадцатый век, наступает новое тысячелетие. Что оно для вас, какие вы связываете с ним надежды и помыслы?

- Последние сто лет для России были сложными. Мы пережили много войн, революций, потеряли большое количество людей. По самым скромным подсчетам ЮНЕСКО, если бы не было этих войн и революций, Россия имела бы сейчас численность 500 миллионов человек. А нас только 150. Отсюда мои надежды и помыслы. Хотелось бы, чтобы безумие никогда нас больше не охватывало, чтобы политики больше не грозили революциями, не бряцали оружием, а жили бы в мире и согласии, научились бы защищать свой народ не военными, а экономическими и политическими средствами, были бы более мудрыми, оставили бы в прошлом свою несдержанность и невоспитанность, а взяли бы в новое тысячелетие свою интеллектуальную, как сейчас говорят, составляющую.

Мы сегодня имеем 12 процентов научного потенциала планеты, а внедряем всего лишь 0,3 процента наукоемких проектов. За счет научного прогресса мы можем получить около 150 миллиардов долларов в течение пяти лет дополнительно. Это больше, чем мы получаем от сырьевого комплекса всей страны. Поэтому я был и остаюсь приверженцем грамотной, интеллигентной России, той России, которая, начиная с петровских, екатерининских времен, начиная со своего Золотого века и заканчивая сегодняшним днем, всегда опиралась на передовую идею. Мы гордились своими мыслителями, учеными, своим трудолюбивым и талантливым народом. Гордились и побеждали. Победим и сейчас.

- А как собираются встретить Новый год у вас, на Орловщине?

- Весело и празднично. В канун Нового года в Орле проходит ярмарка. Все сельские районы, промышленные предприятия показывают свои товары, что называется, лицом. По традиции в этот день мы дарим подарки, не забывая самых обездоленных, униженных, многодетных матерей. Все это за счет бюджета социальных и спонсорских фондов. Устраиваем губернаторскую елку в областном театре. В саму новогоднюю ночь на центральной площади Орла собираются до ста тысяч человек. И гулянья продолжаются до самого утра.

Пользуясь случаем, хочу через парламентские средства массовой информации обратиться ко всем россиянам от имени Совета Федерации и от себя лично с новогодними поздравлениями. Прежде всего желаю всем вам, дорогие соотечественники, встретить Новый год с хорошим настроением. Ведь Новый год для любого человека - всегда праздник. В этот день каждый из нас чувствует себя немного ребенком. Мы как бы еще раз переживаем свое рождение. Ждем сюрпризов, подарков - кто конфет от Деда Мороза, а кто шестисотый “Мерседес”. А если серьезно, то все мы оживаем (много: чтобы за столом было чем встретить Новый год, чтобы нас искренне поздравляли близкие и родные, чтобы никто не болел, никто ни с кем не воевал, не ссорился, чтобы установились в стране мир и порядок. И тогда в душе каждого из нас наступит спокойствие и согласие. Желаю всем согласия с самими собой, с соседями, с близкими и родными.

Подготовил Виктор Чурилов.

в начало страницы
webmaster@ogtrk.oryol.ru © 1999-2001 ОГТРК. Информация о сайте.