Rambler's Top100
Новости Объявления Отдых Справочная Орловщина ОГТРК
Новости дня Комментарии Пресс-обзор Пресс-анонс Наш человек в...
Комментарии
Президента попросят о протекции для сельского хозяйства
Интервью губернатора Орловской области Егора Семеновича Строева
Выступление Е.С.Строева на церемонии закладки камня в основание памятника А.П.Ермолову
Выборы в областной совет: в чем интрига?
Орловская область не осталась без Строева. Его лишился Совет Федерации
Владимир Ермаков "Путешествие из Китеж-града в Петушки, или Русская история в поисках своего смысла"
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева по поводу реформы Совета Федерации
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева ОГТРК. 9.06.2000г.
Открытое письмо главе администрации области Е.С. Строеву
Памятные знаки беспамятства
Выступление на заседании правления ассоциации экономического взаимодействия областей "Черноземье"
"Мы сегодня так и не знаем, живем ли мы по Конституции"
Интервью Е.С. Строева в "Парламентской газете" от 29 декабря 1999 г. № 247
2000 год: перспективы орловской экономики

Комментарии
Здесь публикуются статьи известных в области политиков, деятелей культуры и искусства, представителей промышленности и сельского хозяйства, финансовых кругов и бизнеса. А также комментарии ведущих журналистов Орловской области.



Мы сегодня так и не знаем, живем ли мы по Конституции<br>"Известия",8 февраля 2000 г, №23

Там, где не соблюдаются законы, требуется федеральное вмешательство, считает Егор Строев

Интервью "Известиям" председатель Совета Федерации Егор Строев дал после первого совместного заседания советов палат российского парламента, состоявшегося 3 февраля. На нем руководство обеих палат решило приступить наконец к принятию не законов-однодневок", а давно необходимых нашему обществу кодексов и конституционных законов.

- Егор Семенович, разве может первое знакомство парламентариев коренным образом ускорить принятие важных законов?

- Над этими законами будут работать не только депутаты Госдумы и члены Совета федерации, но также представители президента и правительства. Будет создана единая комиссия по подготовке законодательных инициатив по наболевшим вопросам, связанным с экономическим и социальным развитием общества. Сложившаяся сегодня практика характеризуется массой субъектов законодательной инициативы. Никто не может их остановить, и наиболее расторопные с помощью лоббистских организаций проталкивают свои законы. А основные кодексы, конституционные законы или законы, необходимые для экономической реформы, остаются на потом. Я считаю, что прошедшая встреча была первой ласточкой в систематизации законотворческой деятельности.

Мы даже предложили правительству вносить закон о бюджете страны сразу в две палаты, чтобы уже на стадии первого чтения можно было учесть все замечания, исходящие от регионов. Тогда бюджет будет реальнее, его легче будет принять и исполнять. А то мы все эти 10 лет бьемся над принятием бюджета, который, оказывается, никому не нужен. У нас цена бюджета - 26 млрд долларов, то есть в три раза меньше, чем у Южной Кореи. Разве это годится для великой России?

- А какие поправки к Конституции вы считаете первоочередными?

- У нас был подготовлен и даже проголосован в Совете федерации совместный договор между президентом, правительством и обеими палатами парламента о разграничении полномочий и прежде всего о формировании правительства. Тогда Госдума зарезала этот документ. Я думаю, что мы подошли к этапу, когда нужно четко разграничить полномочия Федерального собрания, правительства и президента.

- Вы полагаете, что нынешняя Дума будет лояльнее к договору?

- Я думаю, что к этой законодательной инициативе будет лоялен сам президент. Кажущееся величие его нынешних полномочий на деле заканчивается кремлевской стеной. У него нет рычагов прямого воздействия на положение во Владивостоке или еще в каком-то регионе, где слишком вольно или не всегда конструктивно ведет себя руководитель. Должен быть закон, в соответствии с которым президент обязан вмешаться, если нарушаются Конституция, конституционные законы или договорные отношения.

Подписано более 40 договоров между субъектами федерации, правительством и президентом. Все эти договоры не контролируются, не выполняются и порой лежат за пределами самой Конституции. Мы сегодня так и не знаем, живем ли мы по Конституции, по этим договорам или в зависимости от того, кто с кем договорился. По-моему, определяющим оказывается последний фактор.

- Каков предел вмешательства Центра в дела регионов? И если это должно устанавливаться законом, то одобрят ли такой закон члены СФ, которые сами являются лидерами регионов?

- Когда мы принимали Конституцию, то многие детали не были уточнены. Белые пятна должны были заполняться конституционными законами. Половина этих законов еще не принята. Это может быть сделано даже в рамках нынешней Конституции. Кроме того, мы должны определить степень воздействия федеральной власти на региональную власть и местное самоуправление. Здесь борются сейчас две точки зрения: унитарная и федеративная. Я решительно выступал и буду выступать за федеративное устройство РФ.

При этом я утверждаю, что целостной системы власти в России нет. Есть каркас власти. А система должна складываться из законодательной и исполнительной федеральной власти, государственной власти субъектов РФ и местного самоуправления. Сегодня все эти понятия смешаны и разрублены по вертикали. Местное самоуправление имеется в селе, районе и миллионном городе. И вот губернатор начинает бороться там с местным самоуправлением, которое по Конституции отделено от государства. Это абсурд. Даже отцы-основатели Конституции признают, что эту фразу вписали в последний момент. Но даже если это так, мы обязаны уточнить, где заканчивается местное самоуправление и начинается государственная власть. Я считаю, присутствие государственной власти должно ощущаться везде, где действует государственный бюджет. Нельзя отдавать деньги органу, где нет госконтроля.

Но нельзя и доводить систему исполнительной власти до абсурда, говоря, что губернаторов надо назначать, а не избирать.

- А как быть с губернаторами, которые и не думают о соблюдении российского законодательства? Стоит вспомнить хотя бы многоженство в Ингушетии, отказ от армейского призыва в Татарстане или разрешительную регистрацию в Москве.

- Я готов повторить, что выступаю за создание законодательной базы, определяющей механизм влияния на власти в регионах. Сегодня 20% законов, принимаемых в регионах, не соответствуют Конституции. Но есть и практические действия, когда просто не желают платить в федеральный бюджет, и эти суммы достигают 5 млрд рублей. Оставляя эти деньги на своей территории, они спокойно живут и гордятся своими достижениями, но рядом бедствуют другие регионы, которые по 6-8 месяцев не платят зарплату.

Должен быть законодательный механизм влияния на власти регионов - механизм федерального вмешательства. Там, где нарушаются Конституция и федеральные законы, президент имеет право вмешаться - вплоть до установления прямого президентского правления. Так сделано, например, в Индии, где за 40 лет 100 раз вводилось президентское правление в отдельных штатах.

- Но в Кремле обсуждается даже идея изменить схему территориального деления России. А как считаете вы - можно ли "укрупнить" регионы, превратив их, скажем, в десяток губерний?

- За несколько столетий, когда явление неуправляемости государства принимало наиболее опасный характер, цари-батюшки не раз наделяли отдельные части страны особыми полномочиями, разделяли и объединяли территории. А Екатерина II создала губернии - это ее главный государственный акт. Позже Хрущев, видя неуправляемость регионами, создал совнархозы примерно по той схеме, о которой вы говорите. Это всегда очень тяжело обходилось стране. Рушились связи, разрушались коммуникации, нарушался принцип кадрового подбора. Нам все же надо идти по более мягкому варианту.

Ассоциациям экономического. взаимодействия надо дать больше прав. Через ассоциации можно проводить множество программ, которые улучшали бы положение дел сразу в нескольких регионах. Но если всех вдруг объединить, от этого мы только пострадаем. Как в совнархозе. Так что я - сторонник эволюционного процесса. Нельзя делать объединительную революцию, при которой все искупаются не просто в грязи, но, боюсь, что и в крови тоже.

- А можно ли отстранить от власти парочку губернаторов, чтобы другим неповадно было нарушать Конституцию?

- Давайте повернем этот вопрос в иную плоскость. А можно ли назначить президента Татарстана? Наверное, нет. А раз нельзя, надо сесть за стол переговоров и решить, что можно делать, а что нет. Я давно знаю мудрых руководителей Татарстана. С ними можно договориться. Надо только поставить цель - обеспечить законность, И в то же время понимать, что они испытывают двойное давление: как из Центра, так и своих националистов. Надо в таких условиях не ломать их через колено, а найти форму; позволяющую аккуратно, но основательно решить все вопросы подчинения, не ущемляя при этом национального достоинства и права учитывать местные условия.

- Многие президенты и губернаторы готовы на следующий компромисс: они согласны на жесткое подчинение Москве, но хотят обладать всей полнотой власти у себя в регионе. А этому препятствует наличие на местах массы структур, подчиненных непосредственно Центру. Можно ли изменить эту систему?

- Ее обязательно надо менять. Не имея вертикали исполнительной власти как системы соподчинения и разделения полномочий между элементами этой системы, мы пытаемся сшить эти разрозненные кусочки белой ниткой. Появляются представители президента, которые действуют параллельно с региональным руководством. А также на местах создана тьма федеральных органов. Я думаю, что губернаторы правильно ставят вопрос о сокращении раз в 10 количества федеральных чиновников в регионах. Благодаря этому мы увеличим пенсию, зарплату врачами учителям. Но одновременно надо усилить подчинение региональной власти федеральным законам.

- Не является ли война в Чечне прообразом того федерального вмешательства, за которое вы выступаете?

- Нельзя допускать, чтобы рецидив Чечни затронул всю страну. Будем объективны - более 8 лет назад республика вышла из-под контроля, там царствовали бандитизм, работорговля. Метастазы этого конфликта пошли по всей России. Два района Дагестана бандиты почти подчинили, их вылазки достигали Астрахани, Ставрополя. Не остановив этой заразы в зародыше, нельзя что-то изменить. Но нам нужно научиться договариваться. Ведь и в Чечне, где более половины населения составляли русские, не было объективных предпосылок сепаратизма. Но ошибки федерального центра в начале 90-х годов привели к трагедии. И теперь этот узел можно разрубить лишь силой.

Константин КАТАНЯН

в начало страницы
webmaster@ogtrk.oryol.ru © 1999-2001 ОГТРК. Информация о сайте.