Rambler's Top100
Новости Объявления Отдых Справочная Орловщина ОГТРК
Новости дня Комментарии Пресс-обзор Пресс-анонс Наш человек в...
Комментарии
Президента попросят о протекции для сельского хозяйства
Интервью губернатора Орловской области Егора Семеновича Строева
Выступление Е.С.Строева на церемонии закладки камня в основание памятника А.П.Ермолову
Выборы в областной совет: в чем интрига?
Орловская область не осталась без Строева. Его лишился Совет Федерации
Владимир Ермаков "Путешествие из Китеж-града в Петушки, или Русская история в поисках своего смысла"
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева по поводу реформы Совета Федерации
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева ОГТРК. 9.06.2000г.
Открытое письмо главе администрации области Е.С. Строеву
Памятные знаки беспамятства
Выступление на заседании правления ассоциации экономического взаимодействия областей "Черноземье"
"Мы сегодня так и не знаем, живем ли мы по Конституции"
Интервью Е.С. Строева в "Парламентской газете" от 29 декабря 1999 г. № 247
2000 год: перспективы орловской экономики

Отдых
Здесь Вы можете высказать свое мнение о сайте оставив сообщение в гостевой книге.
Поговорите со своими знакомыми и случайными посетителями сайта в Чате Орловского Информбюро.



Блуждание или хождение?

Найти свое место в мире... Казалось бы, чего уж проще; так ведь нет! Другому человеку жизни на это не хватает, а иному народу мало истории…

(Однажды в чужом городе мне приснился странный сон. Как будто шел я петляющей проселочной дорогой, один среди многих, но никто из попутчиков меня как бы не замечал и со мной не разговаривал. Когда мы вышли к реке, я наклонился к тихой и светлой воде - и не увидел своего отражения. Я проснулся от поразившего меня панического страха...).

В ходе бед и испытаний, реформ и революций, народы претерпевают такие трансформации, что порой трудно со стороны признать прямое родство одних поколений, проживавших в том или ином краю, с другими, их сменившими во времени. Только встроенное в коллективное самосознание чувство идентичности объединяет человеческие сообщества в нации. Народ, не сумевший увидеть самого себя в зеркале истории, далее в оном уже не отражается. Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах Родины, Иван Сергеевич Тургенев единственной надеждой и опорой осознал русский язык, в котором сконцентрирован весь потенциал нации. Когда, как не теперь, последовать нам завету классика? Обратимся же, братия, к нашему великому и могучему русскому языку, дабы по его путеводной нити, протянувшейся из глуби веков, найти самих себя, растерявшихся и потерявшихся в развалинах последней империи. Русский язык стяжал немыслимый этнический конгломерат просторов Евразии в общее цивилизационное пространство. Однако при экстенсивном росте России в ней слабела интенсивность русского начала. Расширение внешнего - сужение внутреннего. Везде разбрелись, да в себе не разобрались. Распад страны на геополитическое пространство заново поставил проблему самоидентификации русского начала в преамбулу любого рассуждения о нашем общем будущем.

Самый большой дока в этнологии, ее отец-основатель великий и ужасный Лев Гумилев затруднялся точно определить предмет своего исследования. "Этнос... коллектив особей, имеющий неповторимую внутреннюю структуру и оригинальный стереотип поведения, причем обе составляющие динамичны".

Такая вот своего рода апофатическая этнология - легко сказать, что не есть народ (он же этнос), но вот наличие оного подтверждается только общей интуицией, выражающейся элементарной бинарной оппозицией - МЫ и ОНИ. Простую формулу наивной самоидентификации от обратного дает персонаж нового романа Татьяны Толстой "Кысь": "Чужой он и есть чужой. Что в нем хорошего?" Такое вот здоровое чувство самости. Ну а мы, мы-то - каковы? Бог весть... А человек всяк по-своему судит. Вот, Анна Ахматова, к примеру, убеждена была, что

"... в мире нет людей бесслёзней,
Надменнее и проще нас".

Может быть, и так; с поэтом не спорят, ему внимают. А вот что говорит о себе (о нас) обыкновенный русский человек, среднестатистический. По результатам многолетней работы социолога Ю.Левады МЫ в самооценке таковы: открытые, простые, терпеливые, гостеприимные, миролюбивые ... ленивые и безответственные. В сумме свойств - великий народ, хотя и не без слабостей.

Но в общем и целом мы на земле настолько единственные и неповторимые, что как-то само собой спрашивается: откуда мы такие?!

Этот изначальный вопрос, заданный себе только что зародившимся русским национальным самосознанием, был вынесен в заглавие "Повести временных лет": "откуда есть пошла земля русская". Попытки прояснить происхождение Руси в летописи обозначило столько белых пятен и темных мест, что все последующие века воображение поколений заселяло их химерами. Как-то незаметно вопрошание сменило вектор: камо грядеши? Или, по Гоголю: "Русь, куда же несёшься ты? Дай ответ. Не дает ответа".

И тем не менее развитие русской идеи обозначило некие важные вехи, соединив кои в рассуждении можно получить любопытную траекторию. Русь как страна возникла на пути "из варяг в греки". Ее изначальное геополитическое предназначение - посредничество между мирами. Но простой прагматической задачи воображению славян было маловато: хотелось не функции, а миссии. Для понимания вмещающего ландшафта русского этноса сакральное пространство столь же важно, как реальные просторы Евразии. Осваивая свои пределы, русская мысль в начале поместила рай, сущий не только во времени, но и в пространстве.

В известном послании архиепископа Новгородского Василия к владыке Тверскому Феодору, написанном в 1347 году в ходе богословского спора, живописуется история морехода Моислава со товарищи, обнаруживших земной рай "на Дышучем море", то есть в Северном Ледовитом океане! Впрочем, на карты его местоположение нанести не удалось, зато в ходе дальнейших поисков неутомимая и неутолимая мысль о лучшей доле упирается в Китеж-град. В старообрядческом предании так сказано о нем: "...под конец века нашего многомятежного и слез достойного покрыл Господь тот град дланью своею. И стал он невидим по молению и прошению тех, кто достойно и праведно к нему припадает, кто не узрит скорби и печали от зверя-антихриста". Если пойти дальше, то сокровенный град окажется на полпути в легендарное Беловодье, обустроенное крестьянским воображением в XYIII веке. Там самое место укрыться праведным. Однако Сам Христос от грешных людей не уходит и в затворе не отсиживается; он с бедными и несчастными, а уж таковых-то по России от века несчётно... В середине следующего века Его провидел в краю долготерпенья поэт Федор Тютчев:

"Удрученный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде Царь небесный,
Исходил, благословляя".

Полвека спустя один из учеников известной теософки Анны Шмидт сообщил Максиму Горькому великую тайну: "Христос прячется от попов, попы его заарестовать хотят, они ему враги, конечно! А Христос скрылся под Москвой, на станции Петушки". Еще через полста лет сакральный топос этого места подтверждает другой великий русский вестник, Венедикт Ерофеев:

"Петушки Он стороной не обходил. Он, усталый, ночевал там при свете костра, и я во многих душах замечал там пепел и дым Его ночлега. Пламени не надо, был бы пепел и дым". И еще говорил Руси ради юродивый Венечка: "научись скорбеть, а блаженствовать - это и дурак умеет". А все же, истомившись земной мукой, простой человек хотел найти на земле иное место: " ...место, где не умолкают птицы ни днём ни ночью, где ни зимой, ни летом не отцветает жасмин. Первородный грех - может, он и был - там никого не тяготит. Там даже у тех, кто не просыхает по неделям, взгляд бездонен и ясен". Это заповедное место, по учению Венедикта Ерофеева - станция Петушки, рядовой райцентр Владимирской области, колыбели великоросского этноса. Затянувшееся на века сентиментальное путешествие из Китеж-града в Петушки - это запутанный путь из одной утопию в другую. Крепко запала в народную душу странная идея: не обустроить Россию, а найти в ней Инонию...

(Я, избывающий сомнения в себе в это эссе, рожденный под теми самыми Петушками, жил в отрочестве в городе Покрове, где в Черном озере на двунадесятые праздники звонят колокола ушедшего от татар сокровенного храма, служил там, куда Макар телят не гонял - за самим Беловодьем, в N-ском военном округе, поселился насовсем в древней вятичской земле, в стране исчезнувших бесследно городов Корьдно, Вщиж, Домагощь, Девягорск... морок истории настигал меня в улочках и переулках сарматского города Болхова, извлеченного из мифической тьмы и назначенного к крепостному служению волею грозного царя Ивана... моя национальная гордость великоросса страдала в развалинах старинных храмов, превращенных выродившимися потомками в отхожие места... стершиеся лики святых совмещались в расстроенном и расхристанном воображении с аскетическим лицом деда моего, игравшего на рожке рыжим коровам , пасомым по суздальскому разнотравью... я знаю, о чём говорю, не пойму только - кому и к чему).

в начало страницы
webmaster@ogtrk.oryol.ru © 1999-2001 ОГТРК. Информация о сайте.