Rambler's Top100
Новости Объявления Отдых Справочная Орловщина ОГТРК
Новости дня Комментарии Пресс-обзор Пресс-анонс Наш человек в...
Комментарии
Президента попросят о протекции для сельского хозяйства
Интервью губернатора Орловской области Егора Семеновича Строева
Выступление Е.С.Строева на церемонии закладки камня в основание памятника А.П.Ермолову
Выборы в областной совет: в чем интрига?
Орловская область не осталась без Строева. Его лишился Совет Федерации
Владимир Ермаков "Путешествие из Китеж-града в Петушки, или Русская история в поисках своего смысла"
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева по поводу реформы Совета Федерации
Эксклюзивное интервью Е.С. Строева ОГТРК. 9.06.2000г.
Открытое письмо главе администрации области Е.С. Строеву
Памятные знаки беспамятства
Выступление на заседании правления ассоциации экономического взаимодействия областей "Черноземье"
"Мы сегодня так и не знаем, живем ли мы по Конституции"
Интервью Е.С. Строева в "Парламентской газете" от 29 декабря 1999 г. № 247
2000 год: перспективы орловской экономики

Справочная
Здесь Вы можете ознакомиться с гостиницами города Орла, узнать "горячие" телефоны, сориентироваться в ценах Орла.



Будущее или грядущее?

Да уж не утопия ли сама Россия как цивилизационный проект? Если после тысячелетнего опыта трудов и страданий она остается сама для себя сказочным - заманчивым и недостижимым - тридевятым царством, - может быть "россика" не более и не менее как культурологический миф? В таком случае попытка самоидентификации в русском поле априорно приравнивается к распутью: налево пойдешь, направо - хоть так, хоть этак ничего хорошего не выйдет. (А ежели на месте стоять, чеша макушку, то неведомая сила тебе прямо тут вломит...)

Есть очень изящная философема, известная как "нож Лихтенберга".

Она проста: представьте себе нож без лезвия, лишенный рукояти. И все.

Национальная идея - нож Лихтенберга в роли скальпеля Оккама, логически отсекающего фиктивные сущности. Проще говоря, парадокс в роли аксиомы. Операцию по извлечению уроков истории и излечению надежд на будущее произвести таковым инструментом гораздо затруднительно.

Русский дискурс, если воспользоваться терминологией лингвиста Джона

Остина, избыточно констативен и недостаточно перформативен. Это значит, что язык наш обнаруживает: его носитель более занят разделением истинного и ложного, чем озабочен успешностью или неуспешностью речевой практики. Зашедшие в тупик размышления не лишне перепроверить в исходных позициях, руководствуясь жестким логико-философским правилом Витгенштейна: все, что может быть выражено, должно быть выражено ясно; о прочем следует молчать.

Что же можно определенно сказать о нашей национальной идентичности? Где можно и нужно позиционировать русскую идею в современном мире?

Как обойти ее позорные провалы и обрести искомые высоты духа?

"Да, "Святая Русь" есть мистическая реальность России, ее видели и осязали ее пророки. Но и это российское хамство , в котором мы задыхаемся, есть тоже мистическая реальность России ",- мнение великого религиозного мыслителя отца Сергия Булгакова более чем весомо в рассуждении о национальной самоидентификации. О том же, но не аргументами, а метафорами, писал воистине народный поэт Сергей Есенин:

"Розу белую с чорною жабой Я хотел на земле повенчать. Пусть не сладились, пусть не сбылись Эти помыслы розовых дней. Но коль черти в душе гнездились - Значит, ангелы жили в ней".

В том же ключе, менее образно, но несколько более оптимистично звучит сентенция академика Д.С.Лихачева: " Русь Святая соседствует с Русью грешной, но превозмогает ее своей силой".

Есть недоказуемое, но весьма настойчивое мнение, что самидентификация вне религиозной традиции - фикция. Русский = православный. Допустим, что так. Тогда сразу возникает необходимость задаться следующим вопросом: насколько аутентично само православие? - и тут же вспомнить о Расколе... Эта трагедия русского духа зияет в истории нашей ментальности, как незажившая рана, как родовая травма рождения нововременной личности из средневекового мира, скандального выхода самозаконного Я из соборного МЫ. И как нам отнестись к решительному размежеванию церковного и светского в радикальных реформах Петра Великого? Символиста Мережковского потряс обнаруженный им факт нашей истории: два величайших выразителя русского духа жили буквально рядом во времени и пространстве и не знали о существовании Другого! Между тем каждый из них был прославлен меж людьми. Это Александр Пушкин и святой Серафим Саровский. Две России, отвернувшиеся друг от друга. А насколько равен самому себе другой великий Петр, первый наш самостоятельный любомудр Чаадаев, равно оплодотворивший, но не удовлетворивший своими идеями и славянофилов, и западников? А как представить единой и неделимой личность Герцена, первого в ряду наших диссидентов, новатора и архаиста? Кризис идентичности углубился до бездны в творчестве Достоевского, может быть, самого русского (по крайней мере, для Запада) писателя. Разноголосица одной личности, п о л и ф о н и я , открытая и осмысленная философом Бахтиным, впервые отразила в литературе неэвклидову геометрию внутреннего мира русского человека. Далее ряд наших витязей, растерявшихся на распутье, начинает походить на дурную бесконечность... ( Где, покажите нам, Отечества отцы, которых мы должны принять за образцы в поисках национальной идентичности в смысле: делать жизнь с кого?). Стандарта синтетической русскости явить в наглядном примере не удается. И слава Богу. Ибо, если так или иначе зафиксировать национальную идею в смирительную рубашку догмы, русский дух утечет из заточения через логические щели и снова растечется мыслию по древу. Останется угар.

Все образы и понятия, связанные с поисками идентичности, должны оставаться в культурном поле, в коем они и возросли. Личность это не вложенная в рассудок программа, а, скорее, функция от разумной деятельности. Тем более соборная национальная личность не проект, а продукт реальной истории. (Вспоминается невпопад где-то читанная ироническая притча. Однажды некая больно умная курица ненароком услышала присказку "курица не птица". Это общественное мнение напрочь лишило бедняжку душевного равновесия. Целыми днями в полной прострации стояла она посреди курятника, измученная самоанализом, и недоумевала: "кто я такая... кто я такая...",- пока добросердечная подруга не вывела ее из экзистенциального ступора, поддав под зад и пояснив коротко и ясно: "дура". Если нужна мораль, то вот она: надо жить здесь и сейчас, действуя из данных обстоятельств, а не дожидаться, запутавшись в сомнениях на свой счет, пока жареный петух клюнет сами знаете куда).

Предназначение интеллигенции отнюдь не духовное водительство народа - что бы особо амбициозные ее представители о себе ни воображали - а рефлексия над условиями существования. Пора отринуть совсем уж нелепые претензии быть совестью нации. Что же остаётся на долю мыслителей и деятелей?

Вспомним основной постулат экзистенциализма, то есть философии жизни: существование предшествует сущности. В нашем с вами случае это значит, что дело надо делать, а не разговоры разговаривать! В пространстве хаоса находить участки устойчивости. Выгораживать. Упорядочивать. Расширять. Устанавливать связи между ними. Философия - наука о правильной постановке вопроса. Нельзя больше напряженно вопрошать пустоту: что делать? Нужно делать то, что нужно, а что именно - на этот конкретный вопрос каждый, оставивший логически невозможные попытки заглянуть за горизонт, увидит валяющийся под ногами ответ. Валяющийся в грязи, в которую нерадением нашим превратилась родная почва. Не смыслообретение, а смыслопорождение - вот суть национальной идеи! "История бросает России небывалый вызов: впервые стать страной, уважающей самое себя, а не озабоченной тем, уважают ли ее другие",- это сказал политолог Кристофер Коукер, не очень-то к нам расположенный, в недавней книге "Сумерки Запада". Нравится нам или не нравится жесткий и сухой (без слез умиления) взгляд со стороны, но дело обстоит именно так. Если мы не сможем заполнить национальную форму общечеловеческим содержанием, долго в истории на одном идейном пафосе не продержимся. Еще раз припадем к плодородной почве русской идеи - родному языку. В нем есть два сходных слова для обозначения того времени, что настанет: будущее и грядущее. Почувствуйте разницу. Будущее стоит в конце телеологической, то есть целеполагающей цепочки: было - есть - будет. Извлекая уроки из вчерашнего опыта, добросовестно работая сегодня, мы вправе рассчитывать на завтра. А грядущее - это гром среди ясного неба. Грянуло, ударило - и крестись теперь, не крестись - не поправить...

(Кажется, пора ставить точку. Вернее - многоточие... Можно перечитать текст и попробовать переписать его еще раз. Но как ни перемежай аргументы метафорами, как ни согласовывай факты с аксиомами - концы с концами свести не удастся. Смысл этого эссе дан в эпиграфах. Все остальное - долгое эхо столкнувшихся на воздушных путях мыслей двух авторитетных авторов. Мой текст мало что добавил к их контрапункту. Что мне сказать в свое оправдание? Разве что напомнить непраздному читателю, что это эссе, а не избирательная программа... Разве что признаться, что попытка преодолеть собственный кризис идентичности в очередной раз не удалась, и этот текст - протокол провала. Иже оправдать себя той банальностью, что всегда равно самому себе только мертвое).

Из Москвы в древний Владимир теперь регулярно ходит скоростной комфортабельный электропоезд отечественного производства. Телевидение как-то показало в новостной программе, между очередным терактом и дежурным скандалом: от чистого перрона убегают вдаль сверкающие стеклами вагоны.

Господибожемой! бросить все - и уехать в Петушки...

в начало страницы
webmaster@ogtrk.oryol.ru © 1999-2001 ОГТРК. Информация о сайте.